Юрий ШУШКЕВИЧ (y_shushkevich) wrote,
Юрий ШУШКЕВИЧ
y_shushkevich

Category:

"Киевлянка" Анна Русская, королева Франции: ещё раз о том, что скрыто в основе нашей древней истории

Когда после произнесённых во время визита в Версаль слов В.Путина об Анне Русской, ставшей королевой Франции, прессу и интернет накрыла волна разноплановых комментариев, резонно было предположить, что кто-либо из авторов осветит не только внешнюю сторону вопроса, но и его суть. Однако ни в одном из материалов, что попадались на глаза за последние три дня, кроме утверждений, что во времена Ярослава Мудрого "государства Украины" или "города Москвы" не существовало, ничего более глубокого мне не встретилось.

Признаюсь, что писать по данному случаю очередную монографию нет ни желания, ни сил. Поэтому ограничусь двумя фрагментами из романа "Вексель судьбы", которые должны быть одинаково близки как русским, так и украинцам:



Фрагмент из главы VIII

— …Не скромничайте, друзья мои, я сейчас всё объясню!— воспламенился Каплицкий.—  У вашей страны больше оснований называть себя европейским государством, чем у Германии и даже у моей горячо любимой Австрии. Ещё в десятом веке византийский император Константин Багрянородный, когда кодифицировал установленный Константином Великим запрет на династические браки с иноверцами, сделал особое исключение для франков. При этом все как один византийские хронисты того времени – и Продолжатель Феофана, и Симеон Логофет в один голос утверждали, что за этим исключением стояло желание иметь хорошие отношения с Россией, поскольку ваша страна ведёт своё начало именно от франков, а её княжеский род – от династии Каролингов.
— Я читал об этом,— ответил Алексей.— Думаю, что это, скорее всего, либо ошибка, либо лукавство, устроенное княгиней Ольгой, желавшей женить своего сына Святослава на дочери Константина Багрянородного. Ещё один вариант нормандской теории.
— Не будьте столь категоричны, герр Алексей! Что за странное желание у вас, русских, своими руками тащить себя в сторону востока, одновременно рассуждая о европейских ценностях? Есть же масса других доказательств – взгляните, каменная резьба на ваших древних соборах во Владимире практически повторяет сюжеты и образы резьбы в Арле и Пуатье! А ваше древнее наименование Валдая – Алаунские поля – разве ничем не напоминает Каталуанское поле вблизи Труа, на котором Флавий Аэций давал последнюю битву старого Рима? Да и сам тезис о Третьем Риме, коль у вас его однажды озвучили, должен был иметь под собой немного большие основания, чем просто женитьба московского князя на наследнице последнего константинопольского императора! Византийских принцесс отправляли замуж во многие страны, но говорить о Третьем Риме решились только у вас.
— Думаю, что этот тезис – не более чем пропагандистский жупел, придуманный по заказу отца Ивана Грозного,— улыбнулся Алексей и скептически покачал головой.
— В те далёкие годы к словам относились намного ответственнее, чем сейчас, герр Алексей. Да и фактов имелось предостаточно: пусть отдалённое, но всё-таки родство князя Рюрика с самим Августом Октавианом, племянником Цезаря, родство московских князей с потомками Константина Великого... В жилах матери Ивана Грозного текла кровь ромейской династии Комнинов. На дочери вашего князя Ярослава запросто женится третий из Капетингов король Франции Генрих, как будто нельзя было найти кого поближе… Добавьте сюда очевидное для современников родство княгини Ольги, выросшей в приграничном Пскове, с Карлом Великим, крестившим, между прочим, Германию и провозглашённым римским папой императором Запада! Допустите также наличие других родословий, которые сегодня напрочь забыты, но о которых в те времена отлично знали и помнили! Вот и получается, что династические линии обоих Римов в один прекрасный день сошлись в Москве. Странно – ведь это вас не радует, неужели вы бы желали выстраивать свою генеалогию от монголов и татарских мюрз?
— В данном случае мне всё равно. Родословная правителей имеет очень опосредованное отношение к историческому процессу. Историей движут другие силы.
— А я и не спорю. Но работа исторических сил очевидна для нас, людей современных. А вот для людей, живших тому назад тысячу лет, на первом месте были отчего-то вопросы крови тех, кто ими правил. Понимаете, к чему я клоню?


Фрагмент из главы IX

…Алексей понял, что его снова вызывают на трибуну. С грустью взглянув на опустошённые тарелки и перевёрнутые пакеты из-под сока, он с явной неохотой поднялся и воспринял эстафету.
— Я никогда на сей счёт предметно не высказывался, поскольку наши знания в этой сфере ещё скромнее, чем в случае с сундуками храмовников. Если ты помнишь,— обратился он к Марии,— наш удивительный друг Каплицкий, когда мы обедали в ресторане, намеренно говорил о близости русских и франков, и я тогда ему возражал, поскольку мне претило намерение ублажить нас “близостью с Европой”. Этот тезис стар, как сама Европа, и используется всякий раз, когда настаёт время мягко и незаметно нас подчинить. Однако в словах Каплицкого была доля истины. У нас, похоже, действительно имелись общие славянские предки, когда-то проживавшие на южном берегу Балтийского моря. Часть их двинулась на северо-восток, их стали называть русами и от них пошёл род Рюрика, а другая – в противоположном направлении. Последние известны под именем салических франков, а местом, откуда они затем продолжили своё продвижение по Западной Европе, стала нынешняя Бельгия.
— Однако ж!– присвистнул Борис.— Неспроста, оказывается, центр Евросоюза учрежден именно в бельгийской столице!
— Франки здесь,— продолжал между тем Алексей,— не столько этнос, генетически восходящий к славянам, сколько самоназвание военной организации, что в переводе значит “свободные”. Со временем из неё вышли Меровинги, подчинившие местные галльские племена, то есть генетических предков большинства современных французов. Поэтому в X веке ни для кого не было секретом, что франки и русы – двоюродные братья. Помнили об этом и в четырнадцатом веке, вспоминают иногда и сейчас, когда нужно нашу страну за спасибо склонить к взаимности.
— Потрясающе!— воскликнула Мария.— Но Каплицкий вроде бы вёл речь о Каролингах?
— Он был неправ или же солгал намеренно. Каролинги под корень извели династию Меровингов и захватили французский престол задолго до того, как сын Рюрика из Старой Ладоги, которую некогда именовали “Старой Франкией”, двинулся покорять Киев. Оттого Каролинги и пришедшие им вослед Капетинги были не прочь породниться с нашими князьями, чтобы смыть с себя грех цареубийства. Тем более что кровь Меровингов отчего-то почиталась свящённой... Но всё это – тёмная история, и вытаскивать её на свет выгодно лишь тем, кто за болтовнёй о династиях, звёздных гороскопах и всевозможных “потаённых энергиях” элементарно желает воспользоваться благами чужих земель. К чему, собственно, и вёл с нами разговор о России незабываемый герр Каплицкий.
— Да, да,— ответила Мария, и её глаза неожиданно зажглись.— Но ты только что сказал про “святую кровь” – как я раньше об этом не подумала? Ведь Меровинги – ты же должен, должен это знать – сейчас все об этом говорят и пишут,— они ведь прямые потомки Христа!
— Христа? Каким образом такое может быть, если Меровинги ввели христианство в Франции лишь в конце V века, да и сами набожностью не отличались?
— Я потом расскажу тебе, есть много литературы на этот счёт... Мария Магдалина, апостол Иаков, Приорат Сиона – там целая история! Но Меровинги, знай, и это совершенно точно, сегодня достоверно считаются потомками Христа.
— Ну, положим, может быть и так,— Алексей недоумённо покачал головой.— Только что из этого следует?
— Из этого следует, что и наши правители, ведущие род от Рюрика,– тоже потомки Христа, ведь так?
— Понятия не имею и сильно в этом сомневаюсь. Конец Рюриковичей был жестоким и печальным. После зарезанного царевича Димитрия наиболее близкий к их роду Михаил Скопин был отравлен по приказу своего дяди Василия Шуйского в благодарность за разгром поляков. Ну а сам царь Василий, последний из Рюриковичей, был позднее взят поляками в плен и умер на чужбине. Как можно верить, что эти несчастные люди были потомками Христа?
Однако Мария не унималась:
— Но ведь затем связь была восстановлена Романовыми! Предок Романовых, я когда-то читала, прибыл в Новгород из бывшей вотчины Меровингов на севере Германии.
— Всё может быть, Маша, я не стану спорить. Неспроста оттуда, из Голштинии, Романовы затем всё время брали невест. Однако что из этого следует?
— А следует то, что сокровища нам привезли не просто так! Они должны были достаться Романовым, вот и достались им, то есть и всем нам!
— Ты забываешь, что передача векселей произошла только при последнем Романове. Да и то – он не решился воспользоваться этими богатствами сам и отдал в управление доверенному промышленнику, который также не успел их толком ввести в оборот… А вот что мы реально получили от наших западных, так сказать, родственничков – так это обязательство умирать за их интересы на кровавых полях Галиции и в прусских болотах. А чуть позже – под Москвой и Сталинградом, не так ли, Василий Петрович?
Петрович ничего не ответил, зато Мария, словно ни в чём не бывало, продолжала:
— Всё равно тебе спасибо! Ты уже ответил на мой вопрос и успокоил меня.
— За что спасибо, чем я мог тебя успокоить? Ты же продолжаешь волноваться!
— Успокоил, рассказав про Меровингов и Старую Ладогу. Я бы сама ни за что не догадалась! Теперь, благодаря твоему открытию, всё сходится, слава Богу. Значит, мы – не нахлебники, а законные владельцы. Поэтому у нас, в нашем с тобою деле, всё обязательно получится! Мы вернём наше законное сокровище, и Россия просияет!
— Я очень буду этому рад,— ответил Алексей, продолжая чувствовать себя немного ошарашенным.— Но позволь, неужели вся эта древняя затея была столь изощрённо придумана лишь для того, чтобы наша страна, как ты говоришь, однажды просияла? Кто был способен столь прицельно спланировать события на века вперёд?
…..

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments