Юрий ШУШКЕВИЧ (y_shushkevich) wrote,
Юрий ШУШКЕВИЧ
y_shushkevich

Categories:

Спасти Москву


Очень люблю эту пронизанную светом и теплом фотографию московских Черемушек конца 1960-х.
Может быть потому, что в те годы я сам появился на свет, и первое мое жилище было на Большой Черемушкинской, дом 26, корпус 1, квартира 13 - под окнами находился разворотный круг, где день и ночь звенели трамваи... А может и потому, что тогдашнюю пятиэтажную застройку, еще не обозванную "хрущебной", можно было рассматривать как советский вариант таунхаусов - ведь пять этажей не сильно выше двух-трёх, метраж роли не играл, поскольку большая и, как многие полагают, лучшая часть жизни проходила тогда вне домашних стен, плюс огромные дворы, плюс обилие зелени (на фото деревья еще не успели вырасти), да плюс дружба с доброй половиной соседей... Всё могло тогда получить другое продолжение - и судьба страны, и судьба её крупнейших городов, прежде всего столицы.

Это ведь только со стороны кажется, что Москва "жирует", а огромные финансовые вливания последних лет придали ей европейский лоск. В тех формах, которые окончательно сформировались в 1970-80-е годы и после были зацементированы "лужковской эпохой", столица давно достигла пределов здорового роста, и её нынешние рост и расширение все больше смахивают на агонию, которую власти пытаются маскировать новыми транспортными развязками, линиями метро и пафосной гранитной брусчаткой.

Чтобы у Москвы появился шанс сохраниться в будущем в качестве здоровой и живой агломерации, необходимо кардинально изменить селитебную среду в условной зоне между Третьим кольком и МКАДом, построив на месте реновируемых "брежневских" кварталов инфраструктуру "новой экономики" с компактным жильем для краткосрочного пребывания (лофты, студии и и.п.), переместив при этом основную зону резидентного расселения в 50-километровый пояс от МКАД, который будет связан с центром 10-12 сверскоростными безостановичными линиями...

О подобных радикальных вещах я попытался рассказать на Круглом столе "Москва-2030. Будущее экономики мегаполиса" (https://www.if24.ru/chernye-dyry-i-dohodnye-shheli-moskvy/) - рассказать-то рассказал, однако в пресс-релизе по каким-то причинам не оказался. Ну, бывает.

Тем не менее допускаю, что мои соображения могут оказаться полезными:


Юрий Шушкевич
Выступление на круглом столе «Будущее Москвы» 18.02.2019


В прозвучавших на Круглом столе докладах красной нитью проходила мысль о превращении Москвы в центр инноваций и опережающего развития. Мысль абсолютно правильная, однако, на мой взгляд, она никоим образом не вписывается в существующие тенденции развития селитебной среды и транспортных коммуникаций столицы.

Если указанные тенденции сохранятся в неизменном виде, то есть если продолжится рост плотности населения, продолжится формирование пояса сверхуплотнённой жилой застройки за МКАДом, а развитие транспортной инфраструктуры, которое в последние годы и без того ведётся впечатляющими темпами, продолжит лишь «догонять» растущую потребность во внутригородских перемещениях покуда не «упрётся» в непреодолимые пространственные ограничения,- то в этом случае Москва рискует повторить судьбу Мехико или Лагоса, где условий для инновационной экономики, мягко говоря, немного.

Мне могут возразить – ведь существуют же «инновационные» Шанхай, Сеул или Токио, которые Москве по плотности населения ещё долго догонять! Да, существуют, однако их выручает укоренённая в странах Востока всем хорошо известная «рисовая культура» труда. В России же тип труда совершенно другой, у нас работник не станет, как в Южной Корее, самосовершенствоваться в выполнении отдельной функции на конвейере, или во имя «корпоративного духа», как в Японии, являться в офис в выходные дни - только чтобы протереть пыль и полить цветы.

Российские инновационные бизнесы, имеющие реальные перспективы и конкурентоспособность, – это прежде всего прикладная наука, инжениринг, ручная или разовая сборка (как в космической или оборонной промышленности), биомедицина и т.д. В частности, Москва вполне может стать одним из мировых центров медицинских услуг и биомедицины, потягавшись на этом поприще с Израилем. Однако субъектами соответствующих проектов, сотрудниками новых перспективных бизнесов должны являться гармонично развитые, профессионально состоявшиеся индивиды из среднего класса, но никак не обитатели «человейников», раздавленные проблемами инфраструктуры, экологии, отсутствия жизненного комфорта и т.п.

Москва в настоящее время объективно перенаселена, перенаселенность снижает качество жизни и создает спрос на услуги, которые «паллиативным» образом это упавшее качество жизни пытаются сохранять и поддерживать. Простейший пример: москвичи-автовладельцы, вынужденные по несколько часов добираться через пробки на работу и обратно, что приводит к повышенному износу машин и частым авариям, начинают предъявлять дополнительный спрос на услуги автосервиса и ремонта, что «подтягивает» в город новых работников, и т.д. Поэтому упрощение условий проживания в Москве, восстановление естественной комфортности городской среды-  это кратчайший путь к «разгрузке» города от трудовой миграции, не связанной с инновационным прогрессом.

Старожилы утверждают, что своего рода идеальным городом Москва была летом и осенью 1945 года – когда исчезли связанные с войной ограничения, а уехавшие в эвакуацию еще не успели вернуться и численность населения столицы не превышала 600 тысяч человек. Разумеется, экстремальные технологии «разгрузки» столицы сегодня неприемлемы, однако задачу как минимум долговременной стабилизации постоянного населения столицы на нынешнем уровне 11-12 млн. человек вполне можно решить через (1) формирование нового типа резидентного расселения с соответствующим транспортным обеспечением и (2) изменения функциональности жилья в традиционной части города.

Новый тип резидентного расселения – это продуманное развитие так называемой U-подобной структуры плотности населения, когда в самом центре города, сделавшимся суперэлитой зоной, плотность населения достигает минимума, а к окраинам начинает резко возрастать. Сегодня верхний гребень кривой плотности приходится на территории в районе МКАДа и в ближнем Подмосковье, где созданы и продолжаются строится огромные массивы многоэтажного жилья. При этом в целях повышения доступности этого жилья наблюдается снижение средней площади квартиры, на рынок выходят «однушки» с площадями меньше, чем в пятиэтажках 1950-60-х годов. Разумеется, проживание в подобных «человейниках» лишает москвичей чувства комфорта и внутреннего достоинства. Нет сомнений в том, что когда покупатели таких квартир через 10-15 лет завершат ипотечные выплаты, то их подросшие дети начнут воспринимать свои дома как гетто, со всеми вытекающими отсюда последствиями…

Я вижу из подобного тупика единственный выход – при предстоящей в ближайшие десятилетия реновации районов массовой застройки «брежневской эпохи», т.е. районов между Большим метрокольцом и МКАД, использовать освобождающееся территории для размещения прежде всего инновационных бизнесов (институтов, клиник, научных центров) с обширными зонами рекреации, предоставляя их бывшим жителям возможность либо переехать в «скорое гетто» вблизи МКАД, либо получить взамен малоэтажную недвижимость (таунхаус, усадебный поселок и т.п.) в зоне 30-50 км от МКАД. При том, что районы соответствующей удаленной застройки будет связаны с центральной частью Москвы безостановочными линиями высокоскоростного транспорта.

Если сегодня поездка на безостановочном скоростном «Сапсане» из Твери на Ленинградский вокзал столицы (167 км) занимает всего 40-45 минут, то аналогичная поездка по высокоскоростной линии из района Раменского или Солнечногорска до места пересадки в районе условной линии Камер-коллежского вала может занимать не более 15-20 минут. Речь идет о линиях полноценного высокоскоростного движения, которые не предусматривают промежуточных остановок и местами будет прокладываться на эстакадах и под землей. Сегодня в фокусе общественного внимания - проекты создания высокоскоростных магистралей от Москвы до Санкт-Петербурга и Казани. Мое же мнение – инвестиционный бюджет строительства 650 километров подобной линии между двумя столицами, которая лишь сократит время в пути «Сапсана» с 3.5 до 2.5 часов, значительно целесообразнее направить на сооружение 8-10 транспортных линий к подмосковным зонам расселения. Совокупный эффект во втором случае будет несравненно более высоким.

Ещё одним естественным резервом для расселения москвичей в условиях адекватного увеличения транспортной доступности является формирование резидентных поселков на месте бывших садовых товариществ.

Садовые товарищества, в освоение которых в 1980-е годы были вложены огромные материальные и человеческие ресурсы, сегодня по сути превращаются в «бэдлэнды» и порождают неоправданную по затратам и потере времени миграцию горожан в выходные дни. В то же время в условиях последних законодательных новаций, позволяющих превращать садовые товарищества в населенные пункты с полноценной регистрацией проживания и т.д., данный тип недвижимости – разумеется, при условиях капитальной перестройки садовых домиков и их полноценного сетевого обеспечения – может стать комфортной альтернативой городской квартире или же «вторым жильем». По имеющимся оценкам, уже сегодня в 7- 10% садовой недвижимости круглогодично проживают москвичи, как правило, представители старшего поколения, оставившие квартиры в распоряжение детям. Так что при наличии адекватной господдержки пояс подмосковных садовых товариществ из проблемной зоны  может стать важным градостроительным резервом «Большой Москвы», причем в своей значительной части за счет внебюджетных источников.

Разумеется,  высказанные выше предложения смогут быть воплощены в жизнь только в условиях объединения Москвы и Московской области в единый субъект, что давно обсуждается в экспертном сообществе и среди политиков.

Наконец, несколько слов об изменении функциональности жилья в традиционной части города.

Как я уже упоминал, центральное ядро города с известных пор превратилось в зону сверхэлитной недвижимости, существенная часть которой приобретается с инвестиционными целями, из-за чего непосредственно в резидентных целях используется мало. И это положение, видимо, придётся принять как данность, Бульваное кольцо и Патриаршьи пруды следует оставить в качестве музея под открытым небом и променада.

С другой стороны, современные технологии трудовой деятельности, прежде всего в инновационных сферах, не подразумевают необходимости ежедневного 9-часового присутствия в офисе или цеху. Все большее значение приобретает работа на удалении с временным посещением офисов, лабораторий, высокотехнологичных производств и т.п., а также для проведения деловых встреч. Если в силу объективных причин зоной массового размещения «инновационного пояса» столицы становятся участки реновируемой «брежневской» застройки, то имеет смысл наряду с прочими объектами форсировать создание в них малообъемного «жилья будней» - всевозможных студий, лофтов и подобного рода форматов недвижимости, в которых владелец, имеющий более комфортное жилье в загородной зоне, сможет останавливаться на ночлег несколько раз в неделю. Также в такой недвижимости до 4-5 дней в неделю перспективно проживание кого-либо из родителей с детьми, обучающимися в школах с центральным расположением.

В этой записке я не претендую на полноту анализа проблемной области будущего Москвы. Однако мне представляется, что высказанные соображения позволят гармонизировать развитие столицы и избежать её непоправимой деградации, опасность которой в последние годы хоть и уменьшилась, но, к сожалению, не устранена.




PS: Вот чего боюсь более всего:


Tags: Москва, архитектура, будущее России
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments