Юрий ШУШКЕВИЧ (y_shushkevich) wrote,
Юрий ШУШКЕВИЧ
y_shushkevich

Примирение с Вагнером



Только что завершилась прямая трансляция «Парсифаля» из Байройта, которую удалось прослушать целиком. Впечатление грандиозное, тем более что сценический авангард, о котором без конца говорили ведущие, остался за кадром – это тот случай, когда старое доброе радио лучше сомнительной видеокартины. Уместно недежурно восхититься тенором Клауса Фогта (Парсифаль), по праву считающегося  кумиром вагнероманов, и меццо-сопрано нашей соотечественницы Елены Панкратовой (Кундри) их партии остаются различимыми и яркими несмотря на безраздельное доминирование оркестровой мощи и голосов из большой октавы, без которых Вагнер, как известно, не звучит...

Так получилось, что доселе «Парсифаля» я не слышал, и сегодняшнее действо меняет впечатление о Вагнере радикально.

Мои герои, как несложно догадаться, придерживались моего прежнего мнения: незабвенная Мария Кузнецова называла его «мизантропом и воспевателем смерти», а умный и утончённый полковник абвера фон Кольб тайком утверждал, что “…как бы Вагнер ни старался, его Brautchor из "Лоэнгрина" уже никогда не превзойдёт хор пленённых иудеев у Верди”.

Будем считать, что они тоже не слушали «Парсифаль», поскольку в этом своём последнем шедевре Вагнер предпринял решительный ход от язычества к христианскому пониманию судьбы.

Это, конечно, не новое мировоззрение, а всего лишь ход, шаг,– но в руках гения и один шаг может быть бесконечно великим. Христианское начало в опере лишь обозначено и носит, в основном, магическую природу, в своём развитии оно не заходит далее идеи прощения и вечного покоя, не дотягивает до привычного в русской художественной традиции Преображения,– но всё же этот неожиданный для Вагнера градиент несёт энергетику потрясающую.

Учитывая то колоссальное влияние, которое творчество Вагнера произвело на германское самосознание, проживи он после «Парсифаля» ещё несколько лет, создай что-либо ещё в той же обновлённой тональности – и история Германии со всем XX веком впридачу запросто были бы другими. Между прочим, в таком случае главным резервуаром европейского нацизма вполне могла стать Англия, о чём я недавно непредумышленно написал – http://y-shushkevich.livejournal.com/1145.html.

Безусловно, выбор именно «Парсифаля» для открытия Байройтского фестиваля в 2016 году связан с растерянностью Европы, погибающей под соединёнными ударами глобализма и исламской экспансии. Это не говоря уж о том, что в эпоху политкорректности Байройтский фестиваль стал по сути единственным общественным мероприятием, на котором немцы могли, не боясь и не каясь, снова  почувствовать себя немцами. Так что ответ достойный, непонятно лишь, отчего именно в этот раз Меркель изменила традиции и не почтила старика Вагнера своим официальным присутствием.

Если так дело пойдёт и дальше, впору будет задумываться, как приютить Вагнеровский фестиваль где-нибудь в России…
Tags: Байройтский фестиваль, Вагнер, Германия, исламская экспансия, христианские ценности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments