October 28th, 2019

Хотели как лучше, а получилось... Газ, любовь и изнанка перестройки в моём рассказе "Масон"



МАСОН

В начале 2013 года —  года спокойного и тучного, последнего перед чередой потрясений, в которые очень скоро окунётся Россия,— меня пригласили на должность генерального директора компании, которой предстояло построить на Дальнем Востоке завод-гигант по глубокой переработке сои. За проект радели серьёзные инвесторы, в том числе член правления “Газпрома” и известный питерский кинопродюсер. Начинание снискало поддержку президентского полпреда и так называемого МинДаля — министерства по развитию Дальнего Востока,— благодаря чему двери во все важные кабинеты на местах и в Москве отворялись легко, по первому звонку. Подобный старт не мог не воодушевлять, и предвкушение успеха, наполнившее жизнь редким для торгашеской эпохи смыслом настоящего созидания, казалось, ещё вдобавок и одаривает бесконечными силами.
До этого несколько лет я трудился директором схожего, однако значительно меньшего по масштабам строящегося предприятия в Краснодарском крае. Из-за последствий финансового кризиса 2008 года, когда банк не справился с финансированием, ту стройку заморозили, а вскоре после этого, в середине 2010-го, в результате служебных интриг я был переведён с руководящей должности в заштатные советники. Надо ли объяснять, с каким энтузиазмом воспринял я новую работу, с какими грандиозными планами собирал команду и вылетал в конце февраля  во Владивосток!
Но едва мы там развернулись, едва согласовали выбор походящего участка в окрестностях Уссурийска и успели расставить новенькую мебель в великолепном просторном офисе в самом центре приморской столицы, где из окон открывался океан с его бесконечными энергиями и непривычной, нездешней красотой — как собственники приняли неожиданное решение менять дислокацию на Амурский край. Ничего не поделаешь, хозяин барин: пришлось всё срочно сворачивать и отправляться от разбередивших душу океанских муссонов в туманные степи Приамурья.
Collapse )