Он дрался за Крым и освобождал Освенцим
y_shushkevich

Валентин Феденко (1924-1945)

Великая Отечественная война в известной степени пощадила наш род: дед Иван Михайлович Шушкевич никак не мог на ней погибнуть, поскольку был расстрелян вместе с тысячами репрессированных на полигоне под Харьковом весной 1938 года, а мой отец Анатолий Иванович, будучи  мальчишкой, вместе с мамой Ефросиньей Гавриловной смог уцелеть в оккупированном Славянске; дед же по маминой линии, Петр Антонович Деревянко, как все железнодорожники, призыву не подлежал, и военные годы отпахал без единого выходного на эвакуированном из Москвы в Улан-Удэ паровозоремонтном заводе, подорвав там "абсолютное" прежде здоровье; его жена, моя бабушка Клавдия Петровна Румянцева, ночами чинила на неубиваемом домашнем «Зингере» обмундирование для красноармейцев из госпиталя в том же Улан-Удэ, в не меньшей степени себя не щадя,– она уйдёт всего в 53 года… До этого, осенью 1941-го, эвакуационный эшелон, шедший из Москвы на восток, предательски застрянет возле Горького на мосту через Волгу, где едва не будет уничтожен немецкими бомбардировщиками, сумевшими прорваться в этот достаточно глубокой наш тыл: как рассказывала потом моя мама, Тамара Петровна, которой в тот момент было всего 7 лет, все, кто находился в эшелоне, уже попрощались с жизнью,– однако немцы неожиданно изменили курс и разбомбили шедшую по Волге баржу с ранеными красноармейцами… Этот трагический эпизод я отразил в первой главе романа «Вексель судьбы», однако когда представляешь не литературную, а жизненную реальность подобного – дрожь прошибает и волосы дыбом встают…

Тем не менее, на настоящем фронте из «наших» оказался только один человек – единственный сын маминой тёти Софии Антоновны Феденко (Деревянко)  Валентин Феденко. Он родился в 1924 году в Москве, на Самокатной улице в Первомайском районе, рано стал сиротой – в середине тридцатых его отец, Самсон Феденко, оперуполномоченный НКВД, погибнет во время спецоперации… Страшное и беспощадное время, когда всходили «звезды смерти», и роковой 24-й год, из десяти родившихся в котором мальчиков девять с войны уже не вернутся…

Валентин мог, наверное, вернуться. Призван он был в 1942-м, во время освобождения Крыма в 1944 году он будет ранен и даже записан в безвозвратные потери – но выживет и вновь вступит в строй. Затем в составе 4-го Украинского фронта, механиком-водителем самоходной артиллерийской установки СУ-76, продолжит воевать, освобождая Западную Украину и южную часть Польши,– ту самую, где находился Освенцим…

Для наших войск, наступавших с южного фланга, в последние месяцы войны судьба казалось чуть благоприятней, нежели для идущих на Берлин,– германское сопротивление выглядело в тех местах, в направлении на Чехословакию, не столь чудовищно ожесточённым. Но – только так казалось.

Валентин Феденко не доживёт до Победы всего каких-то 37 дней – 1 апреля 1945-го он сгорит в своей СУ-76 во время боя на окраине городка Туже Катовицкого воеводства.

Страшное время, едва ли в полной мере постижимое для нас, сегодняшних. Сколько прекрасных, неповторимых миров так вот просто, буднично, короткой строчкой донесения о потерях разбилось, взорвалось, сгорело… Иногда, задумываясь об этом достаточно глубоко, ловишь себя на мысли, что постигнешь и поймёшь всё это уже не в этой жизни…

Вечная память!
 

?

Log in

No account? Create an account