Альтернативная национальная идея: околдовать природу и перепутать путь!
y_shushkevich

100 лет назад, 27 февраля 1918 года, в ещё относительно мирной Москве, поскольку гражданская война начнётся только в мае, народным волеизъявлением и демократическим голосованием, в ходе жёсткой и открытой борьбы с поэтом Владимиром Маяковским, поэту Игорю Северянину был присуждён титул "короля поэтов".

Об этом событии на сегодня исписаны тонны бумаги. Как правило, пишущие придерживаются двух противоположных, но системно одинаковых позиций: одни клянут гнилую, как водится, московскую интеллигенцию, отказавшую в признании будущему "агитатору, горлану-главарю", другие же обращают внимание на "фигу в кармане", выказанную той же интеллигенцией победившему "пролетариату".

Но думаю, что ошибаются оба фронта толкователей, поскольку для живших в ту эпоху поэтический приоритет Северянина был неоспорим, как было неоспоримо и то, что стихи Маяковского, яркие, талантливые и дерзкие, подлинной поэзией, в общем-то, не являлись. Я люблю Маяковского и с юности помню наизусть огромное число его произведений, однако, за крайне небольшим исключением, вещи его, словно гири, тянут к земле. С ними сложно мечтать и совершенно невозможно вырваться из убогой реальности. С Маяковским проще переносить тяготы и лишения земного пути, но невозможно проникнуть в какой-нибудь из альтернативных миров, ради которых, будем честны, люди до сих пор неосознанно тянутся к книгам и прочим изящным искусствам...

Северянин же, оставаясь против Маяковского поэтом настоящим, в отличие от играющего в поэтичность и вездесущего во все эпохи литературного планктона писал не о птичках и вздохах, а как раз конструировал и создавал те самые альтернативные миры. Можно спорить, насколько эти "эгофутуристические" миры разнообразны и самобытны, можно пытаться исчислить количество спирта или открыто продававшегося в ту пору аптечного кокаина, что пошли на офрормление того или иного из них, но лично для меня очевидно, что образование подобных миров придавало бытию России дополнительные измерения. Для кого-то, быть может, спорные и негодные, но однозначно расширявшие до крайних пределов пространство, в котором протекает жизнь души (разумеется, если душа живёт, а не существует). Все, например, очень любят и уважают ухоженную Швейцарию, в физическом пространстве которой человеческим телам пребывать удобно и хорошо. А ведь эпоха модерна с его новыми выразительными технологиями, создавала и обустраивала аналогичное пространство для бытования "тонкого человека". При этом русский "серебряный век", оказавшийся нашим преломлением  модерна всемирного, был тем и уникален, что формируемое в нём духовное пространство по своей протяженности и запутанности тайных закоулков значительно превосходило географическое пространство непостижимо великой Российской империи, а по степени обустроенности и притягательности - могло дать фору любой Швейцарии!

Формирование пространств подобного рода в ту пору шло, пожалуй, только в двух странах - у нас и во Франции. После революции, срубившей большую часть наших "вишнёвых садов" и "тёмных аллей", в нормальном режиме продолжило функционировать лишь "тонкое пространство" французское,  поспешившее трансформировать обогащавшие его на протяжении многих лет  эстетические новации "русских сезонов" во всемирный ар-деко. Другие русские осколки, осевшие за границей, стали основой неповторимой культурной атмосферы в довоенной Польше (Е.Петерсбургский, Л.Фокс, Т.Лемпицка и др.), в Голливуде (взять хотя бы Дм.Тёмкина, фактически создавшего стандарт американской киномузыки), ну а в нашей стране - внезапно освободившееся то пространство оказалось буквально переполненным идеями Нового мира - которые в этой непостижимой синергии подарили поколению дедов и отцов наиболее яркие и позитивные переживания советской эпохи...

Отсюда, вспоминая не без улыбки столетней давности титул, присуждённый Игорю Северянину, рождаются мысли не столько о том, что с теми потрясающими мирами, придуманными художниками и поэтами, Россия, глядишь, по-прежнему обладала бы редкостной мощи "мягкой силой" и неформальным глобальным влиянием, принуждающим к державной воле посильнее ядерного оружия, сколько о всеподавляющем, брутальном торжестве в наступившую эпоху отношений "предметности" и "конкретности".

"Конкретны" и Путин со всеми остальными кандидатами в президенты, и Трамп, и Меркель, и хитрый Нетаньяху, и даже изящный Макрон - конкретны сегодня все, совершенно все, от правителей и олигархов до простых работяг. И в этом постмодернистском глобальном мире плоской, одномерной предсказуемости - с каждым днём безрадостонее жить.

Если не вспоминать хотя бы изредка из северянинского "Фиолетового транса":

...Я приказал дать "полный". Я нагло приказал
Околдовать природу и перепутать путь!
Я выбросил шоффэра, когда он отказал,-
Взревел! и сквозь природу - вовсю и как-нибудь!

... Я упоен. Я вещий. Я тихий. Я греээр.
И разве виноват я, что лилии колет
Так редко можно встретить, что путь без лилий сер?..
О, яд мечты фиалок,- о, Cre'me de Violette...

?

Log in

No account? Create an account