?

Log in

No account? Create an account
Христос Воскресе!
y_shushkevich

Мои герои о смысле чуда Воскресения Христова
(из романа "Вексель судьбы"; полный текст 3-го издания см. http://vs.laban.rs/)

— …Что же касается Иисуса — то вы просто не поняли его или не захотели понять. Что, впрочем, справедливо и для большинства тех, кто считает себя христианами. Ведь главное, о чём говорил Иисус — это новый мир, который будет прекрасным и совершенно другим. Не думаю, что в этом новом мире вам будет плохо.
— Какой новый мир? Мы же не дети, чтобы верить в глупые сказки! В мире давно всё понятно, всё исчислено и определено. Я вам даже скажу, что существуют особые книги, где определены и подробно расписаны все события на годы вперёд. Я сам по молодости в такое не верил, пока один умный человек не ткнул мне пальцем в место на древнем свитке, где говорилось о том, что в России сменится президент. Я улыбнулся — а уже на следующий день Ельцин подал в отставку. Через некоторое время другой столь же мудрый человек дал мне прочесть, что в Новом Вавилоне железные птицы обрушат башни — и вскоре самолёты повалили небоскрёбы в Нью-Йорке! Не сомневайтесь — тем, кому надо, известно всё, что было и что предстоит, и лишь желание горстки посвящённых мудрецов защитить мир от тоски фатализма позволяет нам с вами во что-то верить и на что-то там надеяться.
— А вы что — даже исключаете возможность человеческого безумия? Вот я, например, вместо того чтобы дать вам денег, вдруг сойду с ума и ударю вас ножом. Это тоже где-то в книгах записано как вариант?
— Даже не спорьте! С ума просто так не сходят, а вы культурный человек. Даже если ветер внезапно сменит направление, то существует другой ветер, который вернёт назад унесённые неправильным ветром листья. Всё, всё будет развиваться по чёткому плану, и свидетельств тому — миллион. Если вам интересно — можем когда-нибудь встретиться, и я дам вам все доказательства.
— А вы знаете, Яков, — внезапно улыбнувшись, ответил Алесей, — ведь я с вами согласен, и ваши доказательства мне не нужны — у меня есть свои такие же. Всё — или по крайней мере почти всё в мире действительно предопределено и движется ко вполне понятному финалу. Ведь склонности и мотивы человеческих действий с каждым годом делаются всё понятней, а потому становятся предсказуемыми вплоть до мелочей, особенно когда все без исключения по уши в долгах. Однако ожидаемого вами финала не будет.
— Бросьте, как такое может произойти?
— А элементарно. Вспомните самое важное, о чём говорил Иисус, что выделило его из тысяч, как вы сами сказали, еврейских пророков, и благодаря чему за ним пошли народы.
— Раздутая случайность. Иисус просто пересказывал на других языках наш Закон.
— Да нет же! Иисус во всеуслышание говорил о воскресении мертвых, причём о воскресении не умозрительном, а совершенно реальном, во плоти, в силах и в здравом рассудке. Именно этот фантастический для обыденного сознания постулат сделался стержнем новой веры и заставил Землю крутиться немного иначе. Правда, сейчас об этом либо забыли, либо сводят всё к красивой сказке.
— Правильно! Это сказка и есть! Скоро о ней забудут, и снова всё будет так, как я говорю.
— Не будет, Яков.
— Почему же?
— Потому что Воскресение Иисуса действительно имело место на земле. Только не ёрничайте — стоял ли я, мол, у погребальной пещеры две тысячи лет назад или не стоял? Конечно, не стоял. Однако я в доброй памяти и при ясном рассудке видел, чувствовал и отчасти физически воспринимал энергию, которая способна подобное чудо сотворить. Что это было, где и как — не спрашивайте, вы всё равно не поверите, да и я ни вам и никому другому деталей не раскрою. Но обратите внимание: то, о чём я сейчас говорю — это такая же реальность, как и ваши мудрецы со всеведающими манускриптами, поэтому не пытайтесь моё “знание на доверии” перебить вашим. Мы ведь квиты, не так ли?
— Ну, положим, квиты, — недовольно пробурчал Яков, — только что с того? Будет всеобщее воскресение, не будет — это всё равно не изменит мир, в котором всё давно исчислено и запрограммированно.
— А вот в этом-то вы и ошибаетесь! Управлять и программировать наперёд можно только у живых. А вот мёртвые, которые воскреснут, будут иметь к тем, кто программировал и продолжает этим заниматься, свои собственные счёты! Кто-нибудь готов будет эти счеты оплатить, и хватит для этого всех денег мира? Ведь чем больше в мире накапливается любезной вам предопределённости, тем меньше эти деньги ценятся, и вскоре они не будут стоить не только бумаги, на которой напечатаны, но даже и компьютерной памяти, в которой отражён их виртуальный образ. Чем тогда, скажите, будут искуплены преступления, беззакония, невинно пролитая за все века человеческая кровь? Молчите? Всё, всё, о чём вы говорите с восторгом как о  высшем мировом благе и совершенстве — всё полетит к чёрту, к дьяволу, и единственное, что я бы желал для себя — это присутствовать на этом искупительном светопреставлении!
— И что же будет потом? — поинтересовался Яков, вновь развернувшись к Алексею. Вид у него был заметно обескураженный.
— Потом — потом всё будет хорошо, мой друг! — Алексей широко улыбнулся и похлопал Якова по плечу. — Будет новое Небо и будет новая Земля, будут наши самые искренние и трепетные чувства, без нужды, лжи и умерщвляющих условий. И в этом новом мире, Яков, мы обязательно встретимся с тобой и обретём, я уверен, миллион куда более содержательных тем для наших философских споров. А пока — просто будем жить, радуясь, как дети, каждому новому дню и не отравляя душу… Береги же себя и будь счастлив!