Юрий ШУШКЕВИЧ (y_shushkevich) wrote,
Юрий ШУШКЕВИЧ
y_shushkevich

Categories:

ДВА ДНЯ ЗА РУЛЁМ ПО ГЛАВНОЙ ДОРОГЕ РОССИИ

В минувшие выходные, впервые в этом сезоне, я проследовал по трассе М4 «Дон» маршрутом Москва-Краснодар и обратно. В оба конца наберётся 2700 километров, дорога знакомая, с 2004-го каждый год проезжаю по ней минимум дважды, а бывало, что и до пяти раз.



Спору нет, за последнее время дорога преобразилась, и за исключением небольшого участка в центре Воронежской области (в районе известного половине страны своими пробками городка Лосево) она почти сделалась автобаном. Асфальт практически везде новый, без ставшей дурной традицией колеи от большегрузов. Качественные ограждения, катафоты, свежая разметка, световые мачты – всё это не может не радовать глаз. Так и норовит вырваться: «Наконец-то научились у нас  дороги строить!»

Действительно, в Росавтодоре многому научились, однако всё же вылезают родимые пятна головотяпства. Самое заметное – повреждения асфальта в нижней части балок и впадин, которых из-за рельефа на трассе «Дон» - тысячи. Атмосферные осадки, подчиняясь закону гравитации, стекают к нижнему перелому дорожного полотна, вольно текут по поверхности асфальта и просачиваются между слоями, насыщают их, затем зимой замерзают – и получайте решето в нижней точке спуска, где ваша скорость всегда максимальна! Устройство в подобных местах дополнительных дренажей решило бы проблему на корню. Боюсь, об этом все знают, но поделать ничего не могут, поскольку в соответствующем СниПе подобный дренаж не предусмотрен, и попытка включить его в смету госфинансирования чревата длительным сроком за растрату.

Другое головотяпство – а может быть, и не головотяпство вовсе, а вполне продуманная политика,– это страшный дефицит заправок. Старая дорога была усеяна заправками через каждые 3-5 километров. Возникшие на волне предпринимательского бума 90-х, теперь эти они востребованы лишь немногочисленными местными автомобилистами, ибо главный поток ушёл на магистраль. Но на магистрали можно проехать до 50 километров без единой АЗС – если при пустом баке и без канистры в багажнике угодишь здесь в пробку, то встанешь надолго.

Зато на всех «ЛУКОЙЛах» и «ТНК» - гигантские очереди, минут на тридцать, не меньше. Но ещё большие очереди – в туалеты при заправках. Закончившие стояние к заправочному посту, многие водители следом занимают очередь в туалет, в результате чего их машины не съезжают с поста минут по десять. Казалось бы, чего проще: заправься, съедь на стоянку – и делай спокойно дела! Ан нет, крепко запавшая в иные головы со школьных уроков литературы мантра о том, что он-де «не тварь дрожащая, а право имеет», буквально выжигает из людей остатки бытовой культуры!

Лучший бензин на трассе «Дон» – на «ЛУКОЙЛах» (заправки «Шелл», продающие в Москве отличный бензин, там недавно появились, но опробовать их пока мне не удалось). Зато удручает деградация топлива на заправках «Газпром». Когда-то они назывались «Астраханьгазпром», снабжались прекрасным недорогим топливом из Аксарайского газоконденсатного месторождения, где из скважин шёл практически готовый 92-й бензин… Одно из двух: или чудный астраханский бензин иссяк, или «эффективные менеджеры» наконец-то научились его разбавлять.

Скверный бензин «Газпрома» может серьёзно подвести, когда необходима максимальная динамика – на обгоне вдавливаешь педаль в пол, а машина почти не ускоряется. Подобная особенность чревата, не дай Бог…

На платных участках можно безбоязненно  разгоняться до 130 км/ч (110 разрешённых + 20 «грешка»). Однако удивительное дело – как было прежде до Воронежа 6 часов, до Ростова 13 и до Краснодара 18, так и поныне остаётся. Это если не нарушать безбожно и не спать -  в духе Штирлица - минут по 20-25 раза четыре, что в моём случае, следующем без напарника все 1350 км, совершенно невозможно… С учётом сна и обязательного стояния в пробках у меня выходит 20 часов брутто – думаю поэтому, что все разговоры о том, что кто-то якобы проходил эта трассу за 14, а то и 12 часов,– вранье абсолютное, даже рыбаки так не врут.

Тем более что со скоростью на трассе «Дон» действительно не всё просто. В Московской области, где разрешённая скорость 130 (т.е. с «грешкой» – 150), на заключительных пятнадцати километрах перед Окой наблюдал три досадные аварии в левом ряду. Пренебрежение дистанцией на всё еще редких для большинства отечественных дорог высоких скоростях становится для наших водителей, похоже, фатальной ошибкой.

Коснувшись темы ДТП сразу отмечу, что не могло не порадовать отсутствие аварий серьёзных. Лишь в одном случае, где во всё том же левом ряду кто-то не справился с торможением, «Скорая» оказывала травмированному товарищу несложную, как мне показалось, помощь. В прежние же годы, увы, постоянно приходилось видеть и трупы, и груды искорёженного металла. В это раз наблюдал лишь одну перевернутую фуру на обочине под Ростовым – однако возлежала она на боку столь аккуратно, что невольно пришла мысль об актуализации страховки…

Итак, после Московской области ехать приходится в двух режимах: 90 и 110, иначе – 110 и 130. Полиции на трассе практически не видно – закрыт даже знаменитый пост у моста через Дон в Ростове, прославленный в народе под множеством иносказательных названий, от «Золотых ворот» до «Золотых яиц». Зато вместо них – тысячи, буквально тысячи камер! Зарекаешься, скажем, следовать с запасом по лимиту скорости где-то 5 км/ч – однако вскоре упираешься в тихоходную фуру, вынужден уходить влево, разгоняться, чтобы совершить обгон, обгоняешь – и тут же соображаешь, что в этот момент был сфотографирован!

Когда в прежние времена на обочинах прятались менты с радарами, то тех, кто превышал скорость на обгоне, они обычно не трогали – как-никак, тоже люди, понимали, что по-иному нельзя. Но если в отношениях с ментами у автомобилизированной части населения складывалось какое ни есть равновесие, лишь изредка нарушаемое откровенными беспределами, то в отношениях с искусственными интеллектом рассчитывать на милость последнего не приходится, и к этой реальности необходимо привыкать.

Привыкать – но как? Я готов доказать, что соблюдать скоростной режим с исчерпывающей полнотой невозможно, разве что плестись в хвосте за какой-нибудь фурой-развалюхой. Итак, про неизбежные и постоянные ускорения-обгоны я уже сказал. Ехать спокойно с разрешённой скоростью в левом ряду тоже непросто – постоянно обнаруживаешь у себя на хвосте какого-нибудь лётчика на скорости 140-160, который требует его пропустить (такому, даже если он и не давит дальним светом, всё равно уступаешь, ибо «здоровье дороже»). Но для того, чтобы уступить, надо уходить вправо, где почти всегда обнаруживается фура, для обгона которой приходится вновь ускоряться, то есть снова нарушать. И самое обидное состоит в том, что если в этот момент тебя спереди фиксирует камера, то висящий на хвосте злодей в её объектив заведомо не попадёт!

Камер, повторюсь, сущая тьма, и разнообразию их не перестаёшь поражаться. Старых добрых камер-коробок на металлических консолях, честно предваряемых знаками с изображением фотоаппарата, на трассе «Дон» теперь почти не встретишь. Есть камеры, исполненные в виде толстой металлической колонны, увенчанной маленькой, как у змеи, головкой, которая, как мне показалось, может вдобавок крутиться. Есть крошечные камеры, словно воробьи облепившие штанги, протянутые над платными дистанциями буквально через каждый километр. Есть просто цинковые столбы с какими-то навесными коробами, которые поначалу воспринимаешь как аппаратуру связи или освещения – однако, обернувшись, осознаешь, что и это устройство тебя фотографирует!

Так понемногу начинаешь ощущать себя в каких-то оптико-кибернетичсих джунглях. Мы все давно понимаем, что на улицах мегаполисов за нами следят десятки камер, объединенных в нейронные сети для распознавания лиц, что файлы с записями наших телефонных разговоров анализируются умными программами и сбрасываются в дата-центры, где будут дожидаться программ еще более умных, что компьютеры и айфоны убивают остатки приватности,– однако именно на трассе, где результаты бездушного контроля за тобой немедленно обращаются в протоколы и штрафные счета, начинаешь в полной мере понимать нарастающую бесчеловечность времени.

Это ощущение ещё более усиливается визуальным отсутствием человеческого жилья с сентиментальной традиционностью шиферных крыш, резных наличников и расставленных у обочины ящиков, на которых старушки продают картошку и пирожки. Новая трасса пробита, в основном, сквозь поля и степь, дух жилья и тепла отсутствует напрочь, и даже придорожные торговцы, добирающиеся на свои «точки» на «Жигулях» или «Газелях», выглядят осиротевшими и брошенными…

Пейзажи, распахивающиеся за окном, безусловно красивы, однако в силу перечисленных обстоятельств – лишены души. На всей дистанции от столицы до Краснодара встречаешь лишь единственную церковь в селе Борщевое Тульской области, и если б не несколько поклонных крестов по трассе – не на что и осениться.



Церковь в Борщевом


Ещё одно наблюдение – почти не видно по-настоящему дорогих машин. Несмотря на вполне европейское качество дороги на её большем протяжении, богатые явно не стремятся покрывать просторы Родины за рулём. В минувшем году я наблюдал у моря питерский «Мерседес» на платформе эвакуатора с питерскими же номерами – видимо, теперь так проще перегонять машину из северной столицы в столицу курортную. За пару дней работяга-водитель доставит дорогую игрушку куда следует, а хозяин прилетит на самолёте…

Вообще-то дорога формирует отчасти странное единство праздной в основном публики, катящей на юг или с юга, и тех же работяг, которых дорога кормит и утешает иллюзорной предсказуемость завтрашнего дня.  Два типа судьбы, два полюса, которые друг друга не жалуют, но в то же время друг без друга и не могут.

И если на большем протяжении трассы работяги-водители осуществляют транзит, перевозя чужое от чужих к чужим, то отчего-то именно на территории Воронежской области чувствуется сильное присутствие местных перевозчиков. А это свидетельствует, что экономика тут жива и продолжает развиваться в каком-то только ей одной понятном кругообороте. В этой связи не могу не порадоваться за своего бывшего начальника, ставшего здесь губернатором: видеть позитив от своих дел – нынче редкая привилегия.

Такие и подобные им мысли навещают во время непростого, но и не утомительного 40-часового марафона за рулем. Трасса «Дон», как и Россия в целом, достаточно быстро и зримо преображается, перемены выглядят позитивно, однако становится ли благодаря им жизнь лучше и добрей – вопрос большой и неочевидный.

И чтобы ответить на него, я грею себя надеждой, что когда-нибудь, когда не надо будет спешить, я сверну на старую добрую и полностью бесплатную М-4, и не разгоняясь более 90 или 60-ти, спокойно проследую мимо притихших городков и деревень с ностальгическими именами. Возможно, что даже разыщу и колоссальный остров сирени где-то у старой дороги между Ельцом и Задонском – да, да, именно настоящий остров, разросшийся, уверен, на месте чьего-то когда-то стоявшего здесь дворянского гнезда. Весной 2009 года я неожиданно его обнаружил, наломал там целый ворох дивной старинной сирени, которая благоухала в доме целую неделю, и с тех пор не перестаю грустить, что не могу вновь её отыскать.

Вот и не хотелось бы, чтобы подобно этому сиреневому острову, за свежим асфальтом и новыми видами навсегда меркли и уносились в небытие крупицы прежнего очарования нестоличной России.
 
Tags: Росавтодор, автодорога М4, впечатления, трасса "Дон"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments